Конкурсы. Без них никуда.  Не могу сказать, что все они мне легко давались. Нет. Но впечатления о них остались очень яркие и незабываемые.

Дух соперничества у меня с детства. Мой папа долго занимался профессиональным боксом и мечтал о сыновьях. Хотел, чтобы они пошли по его стопам и стали спортсменами. Но родились две дочки. Поэтому в 5 лет меня отдали на художественную гимнастику. И я занималась гимнастикой до 12 лет и, конечно, участвовала во всевозможных соревнованиях.

Но на проекте «Мастер Шеф» все было по –иному. Как для любого спортсмена, соревнования для меня – вещь ответственная. Поэтому и к конкурсам я относилась очень серьезно: все пропускала через себя, теряла вес, чувствовала сильный внутренний тремор. Я думаю, каждый из нас очень по-разному относился к участию в проекте. И не все принимали конкурсы так близко к сердцу. Но для меня все было очень серьезно, поэтому во многих моментах было тяжело. Но столько эмоций и столько адреналина, каждодневного адреналина, сколько я получила за время на «Мастер Шеф 2», я не получала и, наверное, не получу никогда больше. И каждый день это нарастало как снежный ком.

Первое время, буквально первые две недели, было неловко и неудобно, когда вокруг тебя столько камер. И они снимают. И надо, чтобы им тоже было удобно: тут снять, тут достать, тут положить.  Было очень сложно сразу попасть в этот ритм, в этот темп. Ведь на конкурсах не ощущается время. Оно так быстро летит. И уже сейчас, глядя со стороны, не понимаю: ну как можно было за три часа не сделать то-то и то- то? Хотя я помню, что много времени уходило на раскачку. Очень сложно было в первые три секунды включиться, чтобы раз-два и собрался. Периодически мозг отключался. От переутомления, от стресса. А иногда, наоборот, очень активно включался и ты после удивлялся: ну как за 10 минут это можно было сделать.

Каждый раз, идя на конкурс, я не знала и даже не понимала приблизительно, что там может быть сегодня. Лягушки – не лягушки, рыбалка… Когда объявляли задание, часто у меня сразу срабатывала полная картина какого-то десерта или блюда. Я – раз и видела его. И понимала, что сегодня я это готовлю. А если же я сразу картинки не видела, то в течение всего времени она могла ко мне так и не прийти. Приходилось уже что-то на ходу придумывать и лепить. Это мое ощущение, проверенное: если сразу пришло – хорошо. А если нет, то потом будет сложно. Иногда я наобум набирала продукты, раскладывала их у себя на столе и, уже рассматривая их, пыталась воспроизвести картинку будущего блюда.

Ничего не давалось легко. Даже если ты стоишь на балконе и смотришь на черные фартуки, а кто-то из близких тебе людей внизу, ты все равно бегаешь по балкону, переживаешь, нервничаешь. Вот так сказать, чтобы что-то далось легко – нет. Это труд, это работа. Сейчас уже понимаешь, что да, кайф, как это было круто. И, наверное, хочется еще раз пережить такие эмоции. Но не знаю, смогла ли я бы этот путь пройти снова. Не думаю.

Но участие в конкурсах «Мастер Шеф 2», в свою очередь, дает очень хороший рост. Ведь как происходит в обычной жизни? Мы свое время распределяем между работой, семьей, досугом. А тут, на протяжении четырех месяцев ты находишься в закрытом пространстве. У тебя есть доступ к интернету и ничего больше. Ты думаешь только в одном направлении, ты живешь только в одном направлении.  Поэтому я занималась тем, что не могла бы настолько качественно делать дома – саморазвитием. Читала те книги, которые раньше только перелистывала, сидела в интернете, смотрела видеоуроки. И я очень активно за это время выросла. Поэтому конкурсы дали мне очень хороший толчок к самообразованию.

Кроме того, после каждого конкурса мы с ребятами активно обсуждали: а что тебе досталось? Делились идеями, что можно еще приготовить, например, из бычьих яиц или хвоста. Например, я бы приготовила из них вот это, а Саша Белодед – другое. И это тоже развивало, ведь у каждого из нас свое видение, свой вкус, опыт, поэтому интересно было узнавать, как ребята сочетают продукты, как и что можно соединить друг с другом, а что – нет. Поэтому мы друг у друга тоже черпали много информации и тоже таким образом развивались.

У меня сохранилось немного фотографий с лучших конкурсов, я вам о них расскажу.

Первый конкурс «Картошка». Нас тогда было еще 50 человек. В районе 11 вечера нас забрали и куда-то повезли. Съемка была ночная, на открытой территории. Стоял сильный туман. И как мне показалось, туман дополнительно нагоняли.

Эмоции были странные. Может быть потому, что была ночь. Выехал огромный грузовик, вывез эту картошку. И тут мальчики перестали быть мальчиками. А девочки похватали мешки с картошкой, взвалили их себе на спину, потащили. А это ни много, ни мало – около 20 кг мешок. И ножи нам дали огромные. Шеф-ножи. И, конечно, наточили их так, что у меня все руки были изрезаны. Только прикасаешься к ножу и уже порез. Но при этом мы все сияли.

Расправились мы с картошкой уже утром — в районе восьми утра. Так прошел мой первый конкурс на «Мастер Шеф».

Один из самых страшных для меня конкурсов – конкурс с лягушками. Нужно было отловить лягушек, убить и приготовить.  Невероятно сложный конкурс эмоционально. Он был одним из первых и тогда нас еще было около двадцати участников. Поэтому вокруг творился настоящий хаос. Я плакала, смеялась и снова плакала. Эта всеобщая истерия не затихала. Даже если ты успокаивался, около тебя кто-то начинал визжать и орать. Волна подхватывалась моментально, и все начиналось по новой.

Мы бегали за лягушками и, как могли, ловили. На полу были разлиты лужи воды и все было очень скользкое. В итоге я упала и поставила себе на руке синяк. Огромный. Сине-буро-фиолетовый. В общем, пострадали все: и лягушки, и я.

Конкурс, когда мы кормили хлеборобов. В поле. И пошел даже не дождь – настоящий ливень. Сплошная стена воды. А снять нужно было. Конечно, мы все промокли. И уже потом нам выдали дождевики.  На ноги мы намотали пакеты, потому что все действо происходило в жуткой грязи. Периодически конкурс начинался, потом опять шел ливень, и мы прятались под комбайном – везде, где можно было. А затем снова начиналась съемка. И было очень страшно из-за техники – не поразит ли нас молния. Все-таки электричество. Но, несмотря на то, что мы были в грязи, боялись, периодически замерзали, а затем отогревались, конкурс было очень веселый.

Кормим пожарников. И на улице горячо, словно на пожаре. До дурноты. По ощущениям – градусов 40. К металлической поверхности притронуться невозможно – очень горячая была. Спасались тем, что мочили тряпки и обтирались ими.

Приготовили чудное соте. Разложили по тарелкам. И кто-то перед самой подачей решил его попробовать. О, ужас… Забыли посолить. Стали мы с Мишей его истерически солить. Не знаю, спасло ли это ситуацию, но было весело.

Самый веселый конкурс второго сезона «Мастер Шеф». С участием маленьких детей. Им предложили посмотреть, что готовит Эктор. А затем запечатлеть эти блюда на рисунках. Нам же предстояло их расшифровать и выяснить, что мы должны приготовить. Ну как? Расшифруете?

Конкурс с победительницей «Мастер Шеф 1» Светланой Шептухой. После конкурса мы ее, конечно, изловили и сфотографировались.

Конкурс с дорадо от Светланы Шептухи. Я набрала разных ингредиентов и положила их к себе на стол. Кладовая закрылась, а я не смогла найти сливочное масло, которое после обнаружилось у Аллы Ковальчук. Но, к счастью, все в итоге счастливо разрешилось.

Фото с конкурса, когда мы кормили двадцатку «Мастер Шеф 1».

Сумасшедшая ночь в ресторане «Адмирал», когда мы кормили родителей судей проекта «Мастер Шеф». Нас туда привезли в районе трех часов ночи, а на конкурс мы вышли в 6 или 7 утра. Мозг просто не работал, просто отказывался работать. Было безумно тяжело, как никогда тяжело. Эмоции зашкаливали, но сильное истощение, физическое и моральное, уже давало о себе знать. Зритель, когда смотрит, видит всего лишь 20-30 % всего, что происходило.  И прочувствовать то, что чувствовали мы, очень сложно. Хорошо, когда на фотографии остается хотя бы часть этой эмоции. Позволяет вспомнить, оживить в памяти.

Конкурс, когда мы готовили для пятидесяти лучших поваров Украины. Я отвечала  за блюдо «Дорадо с соусом и гратеном». Тут я тыкала нос в работу Влада: он жарил дорадо. А я, видимо, что-то дирижировала, рассказывая ему, как правильнее, лучше…  Спасибо Владу за терпение, он ни разу не послал меня. Хотя уверена – мог.